Фото рифа в самп

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


самп рифа фото в

2017-10-24 05:49




Сегодня шеф собрал всех и позвонил каждому со своего мобильника. Внимательно прослушал мелодии, которые мы установили на его вызов... Премии не будет.


Старость - это когда кончается жизнь и начинается выживание...






О флаге Киргизии. Под красным нашим знаменем, Гореть нам синим пламенем.


Однажды мне доверили посадить на самолет американца. В нашей компании (не скажу какой) он был видным специалистом, работающим в России с начала девяностых годов, прилетая вахтовым методом раз в полгода, год. По прибытии в аэропорт он выразил желание, догнаться перед полетом, показав неплохое знание основ русского языка, что говорило о его уже неадекватном состоянии. До начала регистрации было еще время, и мы сели в один из аэропортовых ресторанчиков. - Я ведь обычно спать только до Франкфурт, - внезапно начал американец, обхватив бокал с виски, - там идти пересадка и я не спать до Кеннеди. Там полет, океан, я думать о Россия, о большой, великий Россия. (Эк, тебя занесло то, видно русским патриотизмом и алкоголизмом заражаются, как ни странно в России) - здесь и далее в скобках мои невысказанные мысли американцу. - Когда я приехать сюда первый раз, меня встречал и провожал вооруженный охран. (Без «вооруженный охран» обнесли был тебя в один момент в начале девяностых, раздели бы еще в аэропорту). Гостиничный номер вся ночь звонил проститутка. (Наверное, все-таки разные проститутки, «интердевочки» - кличка валютных проституток в девяностые) Всю город нет мест есть еда, купить вещь, (Не было в начале девяностых приличных ресторанов и магазинов в городе), за каждый товар иди в жуткий базар. (Наверно на рынок наш ходил, за зубной пастой и туалетной бумагой, это и сейчас довольно неприятное место, тут я с ним согласен). У людей на улиц всех суровый лицо. Улыбка нет. (А чему в начале девяностых улыбаться то? До дома дошел, в табло не огреб вот и радуйся, сам огребал по дороге домой и не раз.) Я работать раньше в Бразилиа, Венесуэл, там был как у вас, только есть партизан, самба, сигара. (Чего нет того нет, звиняй дорогой новоиспеченный российский патриот) - Я не хотеть домой, сейчас. Мой сосед потерять дом, долг перед банк. Квартал, вечер гулять улица нет. (Наверно, криминальная ситуация в его квартале сложная, гулять никак вечером) Везде негр, латинос, негр, негр, негр… «Негр» повторял долго с удовольствием. То ли вспоминал всех негров в своем квартале, то ли наслаждался безнаказанной неполиткорректностью. Потом неожиданно закончил: - Телевизор, президент – негр. (Хотел в ответ сказать телевизор, президент, Путин) Америкос задумался и неожиданно пустил слезу, словно русский мужик, вспомнивший о ждущих его на Родине жене и малых детях и продолжил: - Вчера ресторан выйти меня отправить на гостиница, как его по русски, – на бомбил. Дал два девушк, (знойные дамы из нашей фирмы под пятьдесят) чтоб бомбил показать дорог. Одна сесть право, одна сесть лево. Целый дорога смех. Я трогать девушка за коленка, я был пьян, я был весЁл, потом девушк меня целовать щека, на посошок! (Ух, развратник!) - Если дома приехать сейчас, то мой квартал - негр, негр…- полное удовольствие от слова негр, я потянулся за вискарем. - Ваш девушк будет дать суд меня сексуал херрасмент потом? – неожиданно закончил он с неграми. Виски вышел у меня через нос. Помахал отрицательно головой. Он продолжил. - Хорошо! - Где свобод? Где Америк свобод? Мы ресторан улица, пить водка, стременной, теменной, посошок. Это мы его не сразу после ресторана загрузили в машину к бомбиле, а как принято у культурных людей налили на дорожку, стременную, на посошок и т.д. и т.п. - Америк водка улица нельзя. Полиция, штраф, - лицо его стало мокрым от слез, или мне показалось? - Я любить Россия, я любить Свобод. Америка нет Свобод. Там есть - негр, негр, негр… (Думал надо бы ему и про президента напомнить, но не стал). Закончив перечислять всех знакомых ему негров и не дойдя до президента, он чисто по-русски замахнул свой стакан вискаря и опять же по-русский расфокусировав взгляд, расплылся по столу. Я сам почувствовал себя негром на жарких плантациях Юга. Взвалив тело американца на одно плечо, а багаж на другое я пошел к стойке регистрации, насвистывая запомненную со школы негритянскую песню.